Заполните форму






CAPTCHA

Иностранный государственный суд направил требование о представлении персональных данных работников представительства иностранной организации в России: как поступить?

13.05.2014
Специально для сайта www.4dk-audit.ru
О необходимости представлять персональные данные работников в таком случае, и о необходимости получения согласия третьих лиц (например, участников переписки), которые не являются работниками представительства.

В соответствии с п.1 ст.3 Федерального закона от 27.07.2006г. №152-ФЗ «О персональных данных» (далее- №152-ФЗ, Закон о персональных данных) относится любая информация, относящаяся прямо или косвенно к определенному или определяемому физическому лицу (субъекту персональных данных). Любые действия или совокупность действий, которые совершаются с персональными данными при помощи средств автоматизации, либо без использования таких средств, а именно: сбор, запись, систематизация, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передача (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление или уничтожение, - являются в соответствии с п.3 ст.3 Закона о персональных данных обработкой персональных данных.

Законом установлены принципы и условия обработки персональных данных. В частности обработка персональных данных должна ограничиваться достижением конкретных и заранее определенных законных целей. Обработка персональных данных, несовместимая с целями сбора персональных данных, не допускается. Таким образом, персональные данные, подлежащие обработке, их объем и содержание должны соответствовать целям такой обработки (ч.2,4,5 ст.5 Закона о персональных данных).

По общему правилу на персональные данные распространяется режим конфиденциальности. Это означает, что операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным обязаны не раскрывать их третьим лицам и не распространять без согласия субъекта персональных данных (ст.7 №152-ФЗ).

Законом о персональных данных установлено, что в случае, когда это необходимо для целей осуществления правосудия, исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица, подлежащих исполнению, согласие лица на обработку его персональных данных не требуется.

Для наиболее полного понимания настоящего положения Закона о персональных данных, считаем, что необходимо определить значение понятия «правосудие», с точки зрения российского законодательства.

Конституция Российской Федерации устанавливает, что в Российской Федерации правосудие осуществляется судом посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч.1, 2 ст.118 Конституции). В Федеральном конституционном законе от 31.12.1996г. №1-ФКЗ «О судебной системе в Российской Федерации» (далее - №1-ФКЗ) предусмотрено, что правосудие в РФ осуществляется только теми судами, которые учреждены в соответствии с Конституцией РФ и данным ФКЗ, а именно - федеральные суды, конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов РФ, составляющие судебную систему в РФ (ст.4 №1-ФКЗ).

Итак, представим, что требование о представлении - в качестве доказательств по делу – информации, содержащей персональные данных работников представительства иностранной компании, образованного на территории России (в том числе и бывших работников), а также третьих лиц (участников переписки), не являющихся работниками представительства направил иностранный государственный суд.  Учитывая тот факт, что представительство иностранной организации, выступающее ответчиком по делу, рассматриваемому в иностранном государственном суде, находится на территории России, возникает вопрос о компетенции иностранного суда рассматривать данное дело.

По правилам части первой Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), а именно п.1, 3 ст.55 ГК РФ представительство – это обособленное подразделение юридического лица, расположенное вне места его нахождения, представляющее интересы этого юридического лица и осуществляющее их защиту. Представительства по закону РФ не являются юридическими лицами. В соответствии со ст.1203 ГК РФ личным законом иностранной организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, считается право страны, где эта организация учреждена. Это означает, что к деятельности такой организации, не являющейся юридическим лицом по иностранному праву, а именно представительства иностранной компании,  будут применяться нормы российского права, поскольку представительство учреждено на территории РФ. 

Данное представительство выступает ответчиком по делу, рассматриваемому иностранным судом, в свою очередь, данное дело усложнено иностранным элементом.

В национальном праве для определения компетенции суда и международной подсудности используются различные коллизионные нормы: закон суда, закон местонахождения вещи, закон гражданства сторон, и т.п. Тем не менее, предел компетенции национальных судебных органов ограничивается пределами территории государства. Это означает, что юрисдикция одного государства (в данном случае это понятие рассматривается с позиции международного публичного права) в частности, в области осуществления правосудия на территории своего государства не может в той же степени распространяться на территорию другого государства. Таким образом, обеспечивается соблюдение принципа нерушимости суверенитета.

С точки зрения международного частного права такая юрисдикция рассматривается как компетентность национальных судебных органов в разрешении дел (гражданских, семейных, по коммерческим  и торговым спорам), усложненных иностранным элементом. В случае если спор подсуден только судам определенного государства  и исключен из подсудности судов любого другого государства, - можно говорить об исключительной (полной) подсудности. Однако зачастую стороны по тому или иному договору определяют, в каком суде и в суде какого государства будет рассматриваться дело, в случае возникновения спора (договорная подсудность).

Правила о международной подсудности установлены рядом нормативно-правовых актов России, в частности гл.32 Арбитражно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), гл.44 Гражданско-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ), а также рядом международных соглашений, в том числе двусторонних международных договоров об оказании правовой помощи по гражданским, уголовным и семейным делам.

Принимая во внимание то, что процессуальная деятельность иностранного суда ограничена территорией того иностранного государства, где находится этот суд, можно заключить, что осуществление процессуальной деятельности этим иностранным судом на территории Российской Федерации предполагает наличие определенного порядка, который регулируется международными договорами (двусторонними и многосторонними соглашениями). Однако зачастую возникают  сложности взаимодействия российских судов и иностранных судов, как, например, с государственными судами Великобритании. Как следствие возникает конфликт юрисдикций, который вызван отсутствием двустороннего соглашения между Россией и Великобританией по вопросу оказания правовой помощи по гражданским, семейным уголовным и иным делам. Рассмотрим ситуацию между Россией и Великобританией, т.е. когда между сторонами международным договором не установлен порядок взаимодействия по вопросам правовой помощи.

Несмотря на отсутствие двустороннего соглашения по вопросам оказания правовой помощи по гражданским, уголовным и семейным делам, Россия и Великобритания являются участницами Конвенции «О получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам», заключенной в Гааге 18.03.1970г. (далее – Гаагская Конвенция 1970г.). В ст.1 Гаагской Конвенции установлено, что судебный орган одного Договаривающегося государства может в соответствии с положениями своего законодательства запросить посредством судебного поручения компетентный орган другого Договаривающегося государства о получении по гражданским или торговым делам доказательства или выполнения иного другого процессуального действия. Судебное поручение направляется в центральный орган, на который Договаривающимся государством возложена обязанность принимать судебные поручения. Таким органом может быть непосредственно суд другого государства, на территории которого необходимо производство дополнительных процессуальных действий, министерство иностранных дел (либо посольство и/или консульство), Министерство юстиции, а также использование специально назначенных уполномоченных лиц.

Правила настоящей Конвенции действуют как для России, так и Великобритании, однако следует принимать во внимание, что в отсутствие двустороннего соглашения между этими странами, положения Конвенции могут исполняться ими только на условиях международной вежливости посредством дипломатических сношений. Данная позиция подтверждается Постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.06.1999 №8 «О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса» (п.20 Постановления Пленума).

Приказом Министерства Юстиции Российской Федерации от 14.12.2005г. №242 «Об организации работы по исполнению международных обязательств Российской Федерации» на Департамент международного права и сотрудничества Минюста России возложено исполнение обязательств и реализация прав, предусмотренных международными договорами Российской Федерации и договоренностями, основанными на международных принципах взаимности и вежливости, в области оказания правовой помощи и передачи осужденных по вопросам, отнесенным к компетенции Минюста России.

Итак, по общему правилу судебное поручение должно направляться в компетентные органы, это обеспечивает иностранному суду гарантию его исполнения в соответствии с законами страны исполнения. В этом случае на основании ст.256 АПК РФ российский арбитражный суд  исполняет переданные ему в порядке, установленном международным договором Российской Федерации или федеральным законом, поручения иностранных судов и компетентных органов иностранных государств о выполнении отдельных процессуальных действий, руководствуясь законами РФ. Вопрос об исполнении иностранного судебного поручения рассматривается в судебном заседании и по его результатам выносится определение.

Если требование поступило в организацию не из российского суда по поручению иностранного суда, не от органов юстиции РФ, а также не по дипломатическим/консульским каналам связи, а непосредственно из иностранного суда, это означает, что исполнение данного требования не является обязательным для представительства, а представление персональных данных работников, бывших работников, а также третьих лиц (участников переписки) без их согласия, а также согласия на их трансграничную передачу – невозможно. Причем при получении требования из иностранного суда, несмотря на то, что такой суд является государственным судебным органом, нельзя говорить об осуществлении им правосудия на территории России. В случае если будет принято решение представлять в качестве доказательств иностранный государственный суд персональные данные работников, бывших работников, а в особенности и третьих лиц (участников), никогда не являвшихся работниками – то необходимо их личное согласие, как это предусмотрено Федеральным законом от 27.07.2006г. №152-ФЗ «О персональных данных».

Таким образом, если иностранным судом допущены определенные отступления в процедуре направления судебного поручения о представлении доказательств по делу, что, например, может быть связано с отсутствием международно-правового акта, регулирующего такой порядок, как в случае между Россией и Великобританией, сторона по делу может не представлять информацию о персональных данных своих работников, бывших работников и третьих лиц. 
Особенно следует учитывать тот факт, что некоторые из этих лиц вероятнее всего являются гражданами РФ, которые защищаются законами РФ. В случае если исполнение судебного поручения иностранного суда нарушает основополагающие принципы российского права или иным образом противоречит публичному порядку Российской Федерации, то такое судебное поручение не подлежит исполнению (пп.1, ч.2 ст.256 АПК РФ). Защита и соблюдение прав и свобод человека и гражданина – один из основополагающих принципов российского права.

В тоже время представляется, что для обоснования непредставления персональных данных указанных выше лиц необходимо составление разъяснения для иностранного государственного суда (например, государственного суда в Лондоне), обосновывающего отказ представить подобные доказательства в суд. В таком разъяснении обязательны ссылки на нормы российского права, в частности, - на нормы Закона о персональных данных, с их дословным цитированием.
Материал, представленный в настоящей статье, предоставлен исключительно для информационных целей и может оказаться не применимым в конкретной ситуации, и не должен воприниматься как гарантия будущих результатов. За решением конкретных вопросов рекомендуем обращаться к специалистам нашей компании.
Обращаем внимание на необходимость учитывать изменения в законодательстве, произошедших после даты подготовки материала.

Все публикации